Николай Дик. Поэзия. Октябрь 2019

 

****

Называй, как угодно; суди, если хочешь,

ожиданье полгода пропущенной ночи.

Кто виновен - не знаю. Была ли причина

разворачивать к раю сутулые спины;

оставлять без ответа вопросы апреля,

чтоб они этим летом под солнцем сгорели?

 

От прощального взгляда до встречи – полгода.

Наша ночь где-то рядом тоскует с природой.

Долгожданная осень назначит свиданье.

Мы прощенье попросим за дни ожиданья

у пропущенной ночи, любовь обнимая…

Неужели не хочешь в объятье, родная?

 

****

Замучился от лени я –

не хочется, неможется.

Мой ген сопротивления

хандрит под старой кожицей.

Причинами обвязано

желание бодливое.

Бормочет: «Не обязано

трясти облезшей гривою.

Глобальное мне побоку -

пусть молодость поборется.

Не страшен дождь из облака –

светло в родимой горнице».

 

Пролезло безразличие

в мой ген сопротивления -

стремленье обезличено

седеющим сомнением.

Страдая от ленивого,

заверю мир заранее -

появится строптивое

у молодости раненной.

 

****

Август жмётся к подворотням,

стынет жареный бульвар.

Через день бесповоротно

тень уйдёт от летних пар.

А затем, традиционно,

темень, лужи, скучный двор,

паутинки от газона

до оконных серых штор.

 

Между осенью и летом

тучи, птицы, суета,

строки грустного сонета

и поблёкшие цвета.

Мысли, согнанные в стаи

старой кепкой набекрень,

бутерброд с икрой минтая,

полстакана и мигрень.

 

****

От себя не убежишь,

не запрячешься надолго

в закоулках зимних крыш

молчаливых и промерзлых.

Не уедешь от себя

в переполненном вагоне

в невесомость сентября -

совесть личная догонит.

Не сбежать в цветной июль,

март греховность не прикроет,

жменей импортных пилюль

не вернуть душе покоя.

 

Сам себя не проведёшь.

Сделка с совестью химерна.

Личный воз грехов и скверны

не продашь душе за грош.

 

****

В твоём пространстве места нет другим.

В нём только мы и прожитые годы.

А между ними – сорок снежных зим

с мечтой двоих о мартовской свободе.

Не всё давалось сразу, но вдвоём

гораздо легче подниматься в гору;

встречаясь ежегодно с октябрём,

не вмешиваться в ветряные споры.

В сезонах разобиженных дождей

не верить предсказаниям вороны,

что наше счастье старый Берендей

не выдержит однажды и уронит.

Не верим предрассудкам и года

встречая провожаем на пороге,

надеясь, что до старости сюда

не зарастёт счастливая дорога.

 

Я благодарен искренне тебе

за то, что ты когда-то в одночасье

создать сумела истинное счастье

для нас двоих на жизненной тропе.

 

****

Сезон листвы, мечтающей взлететь

над суетой спешащих магистралей,

где пауками вытканную сеть

зонтом промокшим разорвешь едва ли.

Сезон туманов сонных городов,

поспешных сборов к дальним перелётам,

гостеприимства вызревших садов

и размышлений о былых просчётах.

Ещё дожди не загоняют в дом -

ручьи лучами на бульваре сушит.

Ещё цветы не сникли под окном

и сентябринки согревают души.

Ещё есть время что-то изменить

в самом себе перед ноябрьской стужей

и разгрузить натянутую нить…

Зимой душе всегда живётся хуже.

 

****

Как можно не советовать читать

стихи того, кто не желает лестью

поддерживать зазнавшуюся знать,

плюющую на эталоны чести?

Навешивать на лица ярлыки,

не выпускать крылатого из клетки,

судить предвзято, видимо, с руки

тому, чьим троном стала табуретка.

В поэзии нет рамок и замков -

она подвластна только лишь таланту.

А кто мириться с этим не готов,

пускай у трона ищет «бриллианты».

 

***

Хочу в края охрипших петухов,

крылатых ставень, высушенных солнцем,

где каждый год поляну незнакомцу

готов накрыть осенний Богослов.

Из тех я мест, и городской бедлам

не для меня – охота ежедневно

сбегать в чертоги сказочной царевны

и прикасаться в ельнике к стволам.

 

В сто раз приятней слышать голове

не городские сплетни пустозвонов,

а перезвон церковный над затоном

и звуки скрипок в скошенной траве.

 

****

Сорвусь с натянутой струны,

ворвусь в безмолвие запретов…

Пускай слова обречены,

но не могу молчать об этом:

замёрзли пылкие сердца,

никто не вымолвит и слова,

что жить придётся до конца

в скрипучей лямке крепостного.

В петлю затянуты мечты,

морским узлом переживанья,

но кто заметит с высоты

кровоточащее страданье?

Жильцам дворянского дворца

плевать на то, что безнадёге

перенатруженные ноги

тянуть до смертного конца

 

****

Пройду, взгляну и притворюсь,

что не узнал – умчались годы

в края весны, оставив грусть

в плаксивых каплях непогоды.

Глаза солгут. Лукавый бес

переведёт их на другую,

но тут же дождиком с небес

прольётся боль на мостовую.

 

Весна была, но только в ней

котились двое по наклонной -

изгиб нахмуренных бровей

остался мной неоценённым.

Себя навряд ли проведёшь.

Плечо невольно повернётся…

Но не вернёт осенний дождь

тобой упущенное солнце.

 

 

 

 

 

 

Вернуться к списку интервью



Всего подписчиков: 17387

Реклама