Денис Зубов. Поэзия. Апрель 2024

 

А чем вы пишите стихи?

Я сигаретами и чаем,

Ночами в куче шелухи

слова с блокнотами случаю.

 

И дым глотая, как вино,

я усмехаюсь над собою –

как можно в образе одном

найти подонка и героя?

 

Но все имеет право быть

под горьким вкусом никотина.

Переползает сказкой быт

в табачно-чайную картину.

 

 

***

Когда в лесах проснутся феи

И станут верить в чудеса,

Когда Ассоль дождётся Грея,

А я пойму, не зря писал.

 

Когда добро - не просто слово,

Слезами будут мерить боль.

Терпеть её совсем не ново,

Любить себя другим позволь...

 

 

***

Как тихо! Слишком тихо!

И в зеркале взгляд строже

Луна в окне, трусиха,

За тучей прячет рожу.

Темно. Иду на ощупь.

Добрался до кровати.

И сны мозги полощут,

И кто-то шепчет «хватит!».

Усталость тихим храпом

Разбудит рядом кошку.

Она, сжимая лапу:

«Терпи! Ещё немножко!».

 

 

***

Утонуть бы в тебе Вселенной,

зажигая глаза кометой,

и журчать, как ручей по венам,

чтобы ты не забыла лето.

 

И внутри гореть ярким солнцем,

чтоб снаружи казалось ярче.

Буду красным лицом японца –

Поиграй со мной! Я твой мячик!

 

Мне хотелось подняться выше,

чтобы ты обнимала небо.

Я люблю тебя! Слышишь? Слышишь?

Нежно, мило, безумно, слепо!

 

 

***

Часы прошептали: «Поздно

Кидаться, кидать и верить,

Что с неба упали звёзды

Ценою с твои потери».

 

И также пустует место

С табличкой «Не каждый смеет!».

И стало до боли тесно,

И надо бы быть сильнее.

 

Но руки уже забыли

Ту нежную влагу ласки,

И кашель сердечной пылью

От веры в мужские сказки.

 

 

***

Август – кусочком осени.

Небо густое, с проседью.

Ночи остыли. Холодно.

Жизнь на куски расколота.

 

Листья опали – кончена

Битва с зимой досрочная.

Кажется, звёзды бесятся,

За ночь теряя месяцы.

 

Осень, соседка скверная,

Также умрет, наверное.

Снегом хоронит золото.

Листья – убитых холодом.

 

 

***

Браслет. Запястье.

Вы так банальны.

Мечтать о счастье,

В пуантах бальных

 

Стоять у края

И ждать партнёра.

Манто украли,

Точнее спёрли.

 

Кричать бы надо –

Слова забыли.

Духи, помада –

Теперь и в мыле.

 

Ещё б верёвку –

Ни до комедий.

Но вор с издёвкой:

«Возьмите, леди!»

 

 

***

Улыбку поймав в ладонь,

Тихонько сожму в кулак.

Не тронь, ангел мой, не тронь!

Любовь – это лишь пустяк.

 

По венам пойдёт тепло

И тихо затянет в сон…

Сердца на куски рвало,

Стучавшие в унисон.

 

В коробке среди других,

Не слышно рождая прах,

Пылится оживший стих,

Который убил вчера.

 

 

***

Проснулся в восемь.

Хотелось раньше.

Соседка спросит:

«Болеешь, мальчик?»

 

Отвечу кашлем,

В лицо затылком.

Ел мало каши,

И та остыла.

 

Работа манит,

Где кони дохнут.

Погиб за money –

В итоге рохля.

 

Кровать остыла,

К утру согрею.

Тепла бы стырить

У батареи.

 

 

***

Дышите в рифму,

Живите в строчку.

Наточен грифель,

Перо для прочих.

 

А вам блокноты,

Листы и клетки.

Вопрос лишь – кто ты?

Ответов нету.

 

Писать для дамы,

Читать по пьяни.

Рублей бы дали,

Накрыв поляны.

 

Суют страницы

Энциклопедий.

А вам бы в Ниццу,

Монро в соседи.

 

Но ручки просят

Излить словами

За «здрасьте» гостю

Чуть-чуть о маме.

 

 

***

А я, как утка, сбит в какую-то субботу,

опять разлиты луж немые зеркала.

Играю чей-то марш, как вышло, не по нотам.

Мне покажите ту, что выжить не дала.

 

И стало, как луне, безумно одиноко

висеть куском земли среди ярчайших звёзд.

Целую, как щенок, зализанные ноги,

на ухо ей шепчу, что я её лишь пёс.

 

Сожжённая любовь, не взятая в кавычки,

теряется в сосуд, похожий на стакан.

и то, что я хранил, звалось простой привычкой.

Бери скорее нож, разделим пополам.

 

Смелее прикури от сердца под рубахой.

Да, там под ней уже совсем другая плоть.

Я посылал цветы, а ты скорее на хер

меня, как дутый шар, желая проколоть

рождённого летать, размазав по асфальту.

Закрылась навсегда, заплаканы глаза.

На улице метель даёт уроки вальса.

За что её любил, я так и не сказал...

 

 

***

Они смеялись: «Какая дура!».

А мы же боги, и нам всё можно.

Послать на утро ей вновь Амура.

Какой из глаз она пустит дождик.

 

Они хотели увидеть муки.

Она любила, и только это

Насильно ветром вело за руку,

Богов пугая его портретом.

 

И ей хотелось сорвать обиду,

Кричать, сжимая, и в небо кинуть.

Они смеялись над жалким видом,

И лишь один повторял: «Богиня!».

___________________

© Денис Зубов, г. Азов

 

Поделиться


Вернуться к списку интервью

Поделиться


Поиск


Подписка


Всего подписчиков: 17489

Реклама