«Бронзовые ночи»: молодые девчонки и подростки падали от боли при попаданиях пуль в животы и грудь

24—27 апреля исполняется 10 лет событиям «бронзовых ночей» — массовых акций протеста русской общины Эстонии против варварского переноса братского захоронения красноармейцев и памятника Воину-Освободителю «Бронзовый солдат» из центра Таллина на Военное кладбище. Государство применило силу при разгоне недовольных этим решением и использовало репрессии вместо поиска устраивающего все стороны конфликта решения. «Бронзовые ночи» стали главной причиной сохраняющегося до сих пор напряжения в отношениях двух крупнейших общин страны.

ИА REGNUM публикует серию интервью с непосредственными участниками и свидетелями тех событий, чтобы не только вспомнить происходящее, но дать им оценку спустя десятилетие. Сегодня — слово участнику массовых акций протеста Андрею. Он проживает в Таллине (Эстония) и согласился поделиться воспоминаниями только на условиях анонимности. В апреле 2007 года ему было 20 лет, и он был студентом одного их эстонских вузов.

- Насколько «горячей» была в то время тема памятника «Бронзовый солдат» среди ваших друзей и знакомых? В семье? Интересовала ли она русскую Эстонию, по Вашей оценке?

- До событий «бронзовых ночей» сам памятник не был чем-то особенным и символичным. В нашей семье была традиция отмечать 9 мая: ходить и возлагать цветы к памятнику, отмечать праздник ужином дома. Общего интереса к этому дню в русской общине Эстонии я не чувствовал.

- Какой была главная причина вашего личного желания присоединиться к акциям протеста на Тынисмяги в центре Таллина возле «Бронзового солдата»?

- Мы были против такого варварского переноса памятника под покровом ночи, под тентом и с распилом памятника. Было также непонятно, зачем надо было это делать накануне праздника. Мне кажется, что многие бы приняли перенос памятника, если бы это было сделано после 9 мая со всеми почестями, если бы правительство возложило цветы в последний раз и памятник перенесли на новое место. По крайней мере, такой способ не спровоцировал бы беспорядки и события «Бронзовой ночи».

- Вы тоже считаете, что было как минимум две «бронзовые ночи»: 26 и 27 апреля 2007 года — в какой из них вы приняли участие и почему?

- Действительно, в первый день стояли только мирные люди, протестующие против сноса памятника. 27 апреля уже подтянулись различные хулиганы и провокаторы, участвующие в знаменитых беспорядках.

- Как бы вы описали основную массу протестующих — кто они были: молодежь, пенсионеры, русские, эстонцы и так далее?

- В основном, это была русская молодежь. В толпе были также пожилые люди, но практически не было среднего поколения. Также были и эстонцы, немного, но они тоже были против. Рядом со мной стоял эстонец, которого полицейские выхватили из толпы и избили дубинками.  

- Были ли вы свидетелем агрессивных действий со стороны полиции? Как вы сейчас оцениваете действия правоохранителей?

- Я видел агрессивное поведение полиции несколько раз за моё короткое участие в протесте. Первое, что приходит на ум, — это стрельба по толпе резиновыми пулями. В какой-то момент на площади появилась группа эстонских подростков с флагами Эстонии, которые кричали «Eestimaa Eestimaa» («Эстония, Эстония» — прим. ред.), в противовес этому из толпы начали раздаваться крики «Россия, Россия». Где-то на третьем-четвертом скандировании «Россия» полиция открыла беспорядочный огонь резиновыми пулями по толпе. Я был как раз в зоне поражения и видел, как молодые девчонки и подростки падали от боли при попаданиях в животы и грудь. Случай с избиением эстонца  — тоже из этого ряда. А также нападение полицейских на меня за то, что я стоял в толпе с повязанным пионерским галстуком.

- Вы верите или нет историям про жестокость спецслужб и полиции в Д-терминале (многих задержанных в ходе беспорядков отправляли в огромное складское помещение сооружений ГАО «Таллинский порт», где они со связанными руками всю ночь подвергались физическому и психологическому насилию со стороны полиции и «помощников полицейских»). Почему?

- Верю! Во-первых, я видел, что они творили на Тынисмяги и на холме возле памятника «Бронзовый солдат». Потом мой друг попал в участок (тоже за пионерский галстук) и много чего рассказал о том, что творилось там. Например, им туго стягивали руки пластиковыми стяжками и заливали клей в замок, чтобы нельзя было ослабить. Видел, как такого связанного кидали об землю и прыгали коленом на спину. Видел, как просто били лежащего связанного протестующего. Замечу, это было ещё днём — до ночных погромов и беспорядков.

- Как вы сейчас оцениваете происходившее на Тынисмяги в «бронзовые ночи»? Что это было?

- Это была провокация со стороны властей, явно направленная на то, чтобы вбить клин между русской и эстонской общиной. Национализм в Эстонии развернулся с новой силой как раз после «бронзовой ночи». Мне тогда было 20 лет, и до этих событий постепенно стиралась грань между русскими и эстонцами. Мы общались, дружили. Видимо, правительство праволиберальной Реформистской партии решило восстановить разделение общества по национальному признаку. Плюс политические очки, чтобы выиграть на следующих парламентских выборах.

- Что думаете о сегодняшнем месторасположении «Бронзового солдата» на Военном кладбище?

- Это место плохо всем. Туда неудобно добираться, нет общественного транспорта, 9 мая на узкой улице создаются пробки и заторы. В общем — с глаз долой, из центра вон. В центр города такие памятники ставили не только ради удобства посещения, но и как напоминание об ужасной войне. Похоже, такого напоминания сейчас не хватает нашему правительству.



 

Вернуться к списку новостей



Всего подписчиков: 17353

Реклама